//Новости партнеров

//Сад и огород

//Новости marketgid

//новости 24СМИ

//Поп-новости

//Новости news.net.finam.ru

//НАШИ ПАРТНЕРЫ

наши партнеры

//Общество

Праздник со слезами на глазах

№ 19(411) от 29.05.2014 [«Аргументы Недели », Сергей ГРУНЮШКИН, Александр ЧУЙКОВ ]

Праздник со слезами на глазах

1 июня – в День защиты детей – чиновники традиционно бодро начнут отчитываться, как много они сделали и делают, чтобы российские дети жили счастливо и весело. Между тем, по данным Росстата, на январь этого года «численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, воспитывающихся в интернатных учреждениях», более 78 тыс. человек. Под опекой, в приёмных семьях, в семейных детских домах воспитывается более 426 тыс. детей. Более полумиллиона наших детей растут вне родной семьи.

Об этих чудовищных цифрах, о сломанных и спасённых душах следующих поколений «АН» поговорили с председателем Российского детского фонда академиком РАО, писателем и просто добрым человеком Альбертом ­ЛИХАНОВЫМ.

Перелётные беспризорники

– Альберт Анатольевич, 1 июня вроде бы праздник, но какой-то грустный. Несмотря на все обещания, до сих пор не опустели детские дома, россияне не рвутся усыновлять сирот, беспризорники просят милостыню в электричках…

– Всплеск беспризорности в стране был в начале 2000-х годов. Дети буквально заполонили вокзалы, электрички, ночевали в теплотрассах и брошенных домах. Их похищали за выкуп, убивали, насиловали. Сейчас, на мой взгляд, миновала острая сумасшедшая форма бесстыдного отношения к детям. Но бегунки, которые болтаются на улице – а это не всегда сироты, – были, есть и будут. Зимой некоторые, как птицы, тянутся на юг. Летом возвращаются обратно.

У нас сейчас нет такого понятия – «беспризорник». Есть число милицейских задержаний. Дети, совершившие правонарушения, попадают в ЦВИНПы (центры временного содержания несовершеннолетних преступников), а ничего не совершившие, так сказать, бродяжки, – в приюты, где их отмывают, подлечивают, выясняют историю «путешествия» или побега и через своеобразный карантин отправляют по месту жительства. Но очень часто остаются глубоко внутри спрятанными причины, объясняющие, почему этот мальчик или девочка, остались «без призора» родителей.

Что у них в душе? Бесцельность, бессмысленность существования, отсутствие социальных надежд. А главное – нет целеполагания, нет героев.

– У взрослого общества тоже нет целеполагания, есть только культ денег и власти.

– Да, к сожалению. Детский мир тоже классово раскалывается. Есть дети очень богатых родителей, которые лучше говорят по-английски, чем по-русски. Есть дети среднего класса, и есть все остальные. Вновь возрождается классовое общество. В худшем смысле этого термина.

«Патриоты», равняйсь!

– Зато в проекте основ государственной культурной политики прямо говорится, что она – культполитика – должна воспитывать лояльных к власти граждан с детского возраста…

– Лояльность – это полуполицейское понятие, мол, ведите себя тихо, и мы вам дадим жить. Патриотизм – это совсем другое. Настоящие патриоты, на мой взгляд, наши паралимпийцы, которые, преодолевая все трудности на свете, «делают себя».

– Настоящий патриотизм закладывается с детства, со школы. Но у нас теперь нет образования, а есть – слава Фурсенко и Ливанову – образовательные услуги.

– Это ужас. Школа превратилась в магазин, где бесплатно, а всё больше платно, предоставляются услуги. Чушь полная. Это наше моделирование западных конструкций, которое неминуемо приведёт к беде.

Нашу классическую русско-советскую систему образования, которая смогла воспитать Гагарина, Королёва или Келдыша, пытаются воссоздать на Западе. А власть обзывает её образовательными услугами и уничтожает. Говорят об образовании, но молчат о педагогике, которая в себя включает и образование, и воспитание. О последнем – молчок. Надо остановиться, пока не поздно.

Бизнес на детях

– Много молодых людей выходят в жизнь из детдомовской среды. Но теперь там не готовят к реальной жизни. Вроде нашли выход – семейные детские дома. Но почему-то они не приживаются на нашей почве.

– Наш фонд создал первые семейные детские дома ещё в советское время. Тогда это было поддержано решением правительства. Матерям платили копейки, ставка – как у старшего воспитателя детского дома, так что это была добрая воля новых родителей. Мало кто сознаёт теперь, что у нашего государства наряду с запасами нефти и газа есть огромные запасы человеческой доброты.

Проект пошёл. В России было создано 678 семейных домов. В них воспиталось более 4 тысяч детей. Есть семьи, где родители вырастили, можно сказать, спасли по 50–55 детишек! Только 21 ребёнок с тяжёлой наследственностью сорвался. Но в 1996 году правительство приняло решение закрыть семейные детские дома и создать приёмные семьи. Это был уже бизнес-проект. Родителям стали давать деньги на питание и одежду для ребёнка. Но гораздо меньше, чем государство тратило на его содержание в детском доме. Такая экономия бюджетов.

А во времена кризисов детей стали сдавать обратно – не давали деньги даже на еду. Некоторые ребята так по три-четыре приёмных семьи меняли! Что вырастет из малыша, которого предали столько раз за короткую жизнь?

– Сегодня к детям наши чиновники относятся так же, как к товару?

– Всё зависит от людей. Боюсь, что во многих местах именно так. Отдать и забыть. Заключить договор подряда на воспитание, как на откорм поросёнка или выращивание картошки. Речь идёт только о сумме выплат в месяц. Ведь у нас нет объективной оценки качества защиты детей-сирот – ни в органах образования, ни в департаментах соцзащиты. Никто реально не отвечает за то, как складываются судьбы детей после совершеннолетия. Сколько детей устроено, а сколько пропало.

Органы опеки стали просто церберами, которые курируют такие семьи и чуть что разрывают договор и забирают малыша обратно. Думают ли они о душе ребёнка? У меня нет ответа. С другой стороны, есть и приёмные родители, которые берут детей ради выплат на их содержание. Увы, бизнес на детях процветает с двух сторон: с одной стороны – экономия региональных бюджетов, с другой – способ поправить семейный бюджет. Но каждая история имеет свою особенность, не всегда открытую для внешнего взгляда.

Куда послать профессионала

– Вы говорили об этом с министром Ливановым?

– Я с ним не знаком. И с уполномоченным по детям Павлом Астаховым не общался никогда. Им, видимо, не интересны наши труды. Сейчас вообще такая тенденция – пришедшие во власть дилетанты не хотят общаться с теми, кто работает на уровне общества в профессиональном плане. Причём во всех областях науки и знания.

– Вы сказали о бесчинствах органов опеки. Но активно лоббируемая ювенальная юстиция вообще позволяет сажать родителей только за процесс нормального воспитания своего чада. Ваше личное отношение?

– Категорически против. Хотя я стоял у истоков ратификации Конвенции ООН о правах ребёнка. Но европейское социальное сообщество извращает Конвенцию «до наоборот». А мы опять слепо копируем чужую глупость. Уже есть прецеденты. В российской глубинке одна несовершеннолетняя девочка стала проституткой. Мама её ругала, противилась такому образу жизни дочери. Девочка подала в суд и разделила мамину двухкомнатную квартиру, на которую та горбатилась всю жизнь. Себе вытребовала однушку, чтобы клиентов принимать, а маме досталась комната. Вот такая грустная история о правах ребёнка.

Коза и дети

– Липецкое отделение вашего фонда подарило многодетной семье Нечипуренко козу. Неужели многодетные семьи живут так, мягко сказать, бедно, что в подарок хотят корову или козу?

– Тут дело не только в материальной стороне подарка. Эта программа называется «Коровье стадо» Детского фонда. Суть в том, что мы покупаем корову или козу, передаём её сельской семье. Но первую тёлочку, которая от неё родилась, нужно передать другой многодетной семье, по очереди. Сейчас «Коровье стадо» насчитывает более тысячи голов. И будет только расти. Эта прививка доброты, взаимопомощи, ответственности, попытка создать общественную систему народной взаимовыручки. Это дорогого стоит в нашу эпоху тотального отчуждения людей.

Президент детства

– Постоянно в СМИ появляются сообщения о сборе средств на лечение больного ребёнка. Но по закону обеспечивать лечение должно государство.

– Квоты и детские страдания – вещи несовместные. Каждый ребёнок должен получить то лечение, которое ему необходимо по показаниям. Например, великий Лео Бокерия добился того, что в его Центре сердечно-сосудистой хирургии все дети, которым это необходимо, оперируются без всяких квот за счёт федерального бюджета.

Для операций за границей у Минздрава есть определённые финансовые резервы. Конечно, хотелось, чтобы они были гораздо больше и доступнее. Ведь деньги в стране есть. И немалые.

Но с другой стороны, сейчас многие заболевания можно лечить в России. Однако западные клиники, в которых, кстати, полно наших «выходцев», зная о страданиях детей, рекламой промывают мозги несчастным родителям, убеждая их, что только зарубежная клиника поможет. Начинается сбор денег на лечение, нервотрёпка, ожидание нужной суммы. А можно было просто обратиться в свой областной или республиканский Минздрав. При этом, конечно, есть диагнозы, нашей медицине неподвластные. Видно, тут нужна повышенная оперативность органов здравоохранения, развязывающих такие узлы.

– Была такая популярная рубрика: «Если бы президентом был я». Ваши первые шаги на этом воображаемом посту?

– Немедленно вернул бы те завоевания, которые были при советской власти. Первое – систему русского классического образования. Второе – возрождение системы профтехобразования. Поднять отечественную промышленность без профессиональных рабочих кадров нереально. Наша страна такого масштаба и полёта, что она должна делать всё сама. При этом решается и другая задача – научить детей зарабатывать квалифицированным трудом, а не нынешней системой купи-продай.

Отменил бы глупые законы и постановления. Например, под Рязанью открыли санаторий для детей с костным туберкулёзом. Он стоит полупустой. И не потому, что нет больных, а потому, что родителям не оплачивают дорогу при сопровождении своего больного, подчеркну, лежачего ребёнка. Лечение может продолжаться несколько лет. А у родителей просто нет денег на это, особенно если надо летать из Владивостока. Сейчас такой же санаторий – имени Боброва, в просторечии «Бобровка», вернулся к нам вместе с Крымом. Уже заговорили: не жирно ли два санатория для костного туберкулёза, у «Бобровки» кусок моря, запросто можно оприходовать! Борони Бог! Там особый климат, опыт и тысячи спасённых детей.

Сохранение таких центров – это прямая защита прав детей! У меня есть мечта – сделать теперь уже российский Крым Республикой детства. Чтобы любой наш ребёнок, не важно, сирота он или домашний, здоровый или больной, мог бы за доступные деньги съездить туда, отдохнуть или подлечиться. Так было раньше, так и должно быть сейчас. Денег на детей жалеть нельзя. Инвестиции в детство – самые важные инвестиции для страны.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

5 руб. [ Сказать спасибо ] 25 руб. [ Получить свежий номер на почту ] 490 руб. [ Получить годовую подписку ]

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Обсудить наши публикации можно здесь:

Обломки Томагавков: американской позор в Москве

//Новости Redtram

?>

//Новости Гнездо.ру

Загрузка...

//Новости ADWILE

//Новости МирТесен



//Новости партнеров


//Новости партнеров

//Новости ADWILE

//Новости advert.mirtesen.ru

//Читайте также

//Новости Redtram

//Новости СМИ2

//Новости Lentainform.com

Загрузка...

//Мы в соцсетях

Загрузка...
//Наши партнеры